Китай ввел Россию в экономическую зависимость на десятки лет

Роснефть опубликовала свежую отчетность по МСФО за 2 квартал этого года. У компании две основные плохие тенденции — падение добычи на крупнейших добывающих предприятиях и резкий рост объема бесплатных поставок нефти в Китай в счет ранее полученной (и проеденной) предоплаты (см подробнее об этих тенденциях в предыдущем квартале).

С ростом бесплатных поставок в Китай в зачет ранее полученной предоплаты все совсем плохо. Если в 1 квартале этого года они были произведены на сумму 25 млрд рублей, то во втором — уже 37 млрд (!). Всего 62 млрд рублей за полгода. Как я и предполагал, со временем объем бесплатных поставок нефти в Китай только растет. В долларах это еще больше: $1,8 млрд (пересчет производится по официальному курсу ЦБ РФ на даты предоплат и не подлежит переоценке по текущему курсу).

То есть мы теперь долгие годы будем поставлять китайцам нефть бесплатно на сумму 4-5 млрд долларов в год.

Строго с бухгалтерской точки зрения, это не бесплатные поставки — китайцы за них уже заплатили. Однако деньги давно уже проедены Сечиным и отданы кредиторам в счет его щедрых покупок предыдущих лет — совершенно ненужного приобретения ТНК-ВР с огромной переплатой (в 40% к рыночной цене), покупки активов ЮКОСа и др.

Чтобы вы понимали масштабы обязательств Роснефти перед китайцами:

Крупнейшим кредитором Роснефти является China Development Bank, она должна ему $15 млрд (информация отсюда, стр.11);
Общие обязательства Роснефти по поставкам нефти и нефтепродуктов в счет уже полученной предоплаты (это практически полностью Китай) составляют 1,9 трлн рублей, или $30 млрд (информация отсюда, стр.4 отчета по МСФО).
Итого в виде займов и обязательств по предоплате Роснефть уже должна китайцам $45 млрд — почти вдвое больше, чем Россия брала взаймы у МВФ в 90-е годы (около $25 млрд).

Про падение добычи — тоже без хороших новостей. 2 квартал 2016 ко 2-му кварталу 2015 — падение добычи 0,4%. Все крупнейшие добывающие предприятия, за исключением Юганскнефтегаза, показывают спад добычи (у Юганска по второму кварталу всего плюс 1,2%, что не позволяет показать общий рост добычи). Самотлорнефтегаз минус 3,6%, Оренбургнефть минус 9,8%. Даже восточносибирские предприятия впервые вышли в минус: Ванкорнефть — минус 2,7%, Верхнечонскнефтегаз — всего плюс 0,6% против 8% роста год назад.

Так что все негативные тренды, которые отмечались по Роснефти ранее, только развиваются — добыча будет падать, бремя китайского долга (необходимость возвращать бесплатную нефть в зачет ранее проеденных предоплат) только нарастает. Замечу, что китайский долг является следствием бездумной политики Сечина по скупке активов, ранее загнавшей Роснефть в долговую яму, из которой стали выбираться при помощи набранных у Китая $35 млрд предоплаты, но бесплатный сыр бывает только в мышеловке — за предоплату приходится расплачиваться все более масштабными бесплатными поставками нефти.

Кроме этого:

Роснефть недоплачивает дивидендов в бюджет государства. Если частные компании за 2015 год выплатили своим акционерам от 109 рублей (Лукойл) до 200 рублей (Башнефть) дивидендов на баррель добытого нефтяного эквивалента (нефть + газ), то Роснефть — всего 66 рублей. При этом государство еще и владеет Роснефтью не напрямую: госпакет акций Роснефти в 69,5% вообще принадлежит некоей прослойке под называнием Роснефтегаз, где работают полторы секретарши и председателем совета директоров трудится Сечин. Роснефтегаз «зажимает» значительную часть дивидендов Роснефти и Газпрома и в бюджет не отдает.

По нормальным рыночным принципам, Роснефть должна платить государству порядка 200 млрд рублей в год в виде дивидендов, но платит всего 30 млрд (через Роснефтегаз, где Сечин возглавляет совет директоров, и где оседает большая часть дивидендов на госпакет Роснефти).

Госпакет Роснефти необходимо немедленно перевести напрямую в руки государства, а всех посредников, где аккумулируются не попадающие в бюджет дивиденды Роснефти, ликвидировать.

Операционная эффективность Роснефти за время руководства Сечина заметно упала. Судите сами:

Игорь Сечин пришел на пост главы Роснефти весной 2012 года, за это время компания перешла из стадии роста добычи в стадию падения. В 2011 году добыча нефти «Роснефти» выросла на 2,4% (данные отсюда), в январе-апреле 2012 года — еще до прихода Сечина — на 3% (линк). Однако уже через пару лет рост сменился падением: компания вошла в стадию падающей добычи, за 6 месяцев 2016 года падение добычи нефти составило 0,7% (линк), у крупнейших добывающих «дочек» Роснефти падение добычи уже 4-8%. Довести крупнейшую нефтяную компанию до устойчивого падения нефтедобычи — это, безусловно, показатель весьма эффективного менеджерского искусства.

Долг «Роснефти» вырос с 684 млрд до 2,939 трлн рублей по последнему отчетному балансу по МСФО. Потребность Роснефти в валюте для оплаты внешних долгов при отсутствии возможности занимать новые займы за рубежом — одна из прямых причин валютного кризиса 2014-2015 годов в России и резкой девальвации рубля. Эти долги были накоплены не для целей производственных инвестиций, а для никому не нужной скупки активов ЮКОСа и ТНК-ВР. В последнее время, как отмечено выше, номинальную долговую нагрузку Роснефти удалось несколько снизить, однако только за счет наращивания обязательств перед Китаем по поставкам нефти в счет предоплаты (см выще) — что является все тем же долгом, только в профиль, и из-за чего кредитные агентства не спешат пересматривать рейтинги Роснефти в сторону повышения, невзирая на некоторое номинальное снижение долговой нагрузки (при том что долг компании все равно вчетверо выше, чем в момент прихода Сечина в Роснефть).

Операционные затраты в сегменте «Разведка и добыча нефти»: 2012 — 80,5 рублей на баррель нефтяного эквивалента, первое полугодие 2016 — 164 рубля за баррель. Увеличение — вдвое. Удельные операционные расходы по переработке на тонну переработанной нефти: 2012 — 651 рубль, 2015 — 1121 рубль. Также вдвое. (Все данные отсюда.)

Средняя производительность скважин: 2013 год — 15,4 тонн/сутки, 2015 год — 14,5 тонн/сутки (данные о фонде скважин в годовом отчете за 2015 год, стр.63). На этом фоне в США: «Производительность каждой скважины выросла за последние восемь лет в 4–5 раз и продолжает увеличиваться. В июне средняя отдача на одну скважину составляла 564 барреля в сутки, а к июлю вырастет до 577 баррелей; рост по сравнению с январем достиг 12%.»
На фоне созданных Сечиным финансовых трудностей — за счет набранных долгов и обязательств по поставкам нефти в счет предоплаты китайцам — компания не в состоянии наращивать инвестиции. Сечин вот уже не первый год обещает Путину триллион инвестиций, однако в реальности капвложения за первое полугодие этого года составили 308 млрд рублей (отсюда), что, скорее всего, сохранит их по итогам года примерно на прошлогоднем уровне (600 млрд), и ни о каком «триллионе», конечно, речь не идет. Хотя старые месторождения с падающей добычей надо активнее разбуривать, иначе падение усилится. Но — «денег нет», все потрачено на покупки.


Подписаться на нас:

Мы в Вконтаке Мы в Твиттере Мы в Фейсбуке Мы в Google+ Наша RSS лента
  • Iura Komar

    Бальзам на душу,и это Х»ло пихает в Украину таких менеджеров,да нахер нам московия,нам бы со своими идиотами разобраться,а тут еще и московитская шваль поуправлять в Украину рвется и здит о каком то вонючем рюськом духе))!!