Российские спецслужбы продали список «добровольцев», воюющих на Донбассе

На фоне громкого убийства знаменитого командира ополченцев Моторолы эта новость может остаться практически незамеченной. Хотя за ней стоят судьбы нескольких тысяч человек.

Данные примерно на тысячи добровольцев из России, уехавших когда-то сражаться на Донбасс за «русский мир», их адреса, члены семей, жены и дети каким-то образом оказались в СБУ, часть их уже выложена в открытом доступе. Еще часть пока нигде не засветилась.

Каким образом это стало возможным? Что это — взлом серверов или планомерный слив? И чем он грозит тем, чье боевое прошлое и, значит, будущее теперь в руках украинских спецслужб?

Мой собеседник не скрывает себя, представляется Игорем Машковым, бывшим оперативным сотрудником Управления «К» ФСБ России, но подчеркивает, что уже не является действующим офицером. «Разумеется, иначе я бы не мог быть добровольцем на Донбассе», — поясняет он, показывая свои документы.

В Луганской народной республике полковник Машков, по его словам, руководил подразделением по борьбе с терроризмом и защитой конституционного строя в министерстве Госбезопасности ЛНР. На открытый контакт со СМИ сейчас пошел, так как сведения о нем тоже попали в СБУ, и терять все равно нечего. «Но я хочу, чтобы «крыса» в наших рядах была выявлена и дальнейшая ее противоправная деятельность пресечена», — поясняет он цель своего прихода в «МК».

— Есть известный украинский сайт, на котором печатаются данные о якобы «террористах» из ДНР и ЛНР, там недавно обозначились и фамилии многих наших ребят. Моя в том числе. И анкетные данные — как из отдела кадров.

Я догадываюсь, через кого ушли эти материалы и почему именно сейчас, а не, к примеру, год назад. Как такое вообще стало возможно — это же очень конфиденциальная информация, которую может предоставить на себя только сам человек. Некоторые те бойцы уже уволились, некоторые еще служат. В любом случае всплыли совершенно секретные сведения из их личных дел.

— И каким образом эти дела могли быть рассекречены?

А тут только один вариант: они были проданы. Таково мое мнение. И такова оперативная информация, которая поступила ко мне заблаговременно.

А вот как такое стало возможно, я сейчас попробую объяснить. Еще в 2015 году была создана Межрегиональная общественная организация «Союз добровольцев Донбасса», куда вошли многие из тех, кто добровольно побывал на этой войне, граждане России. По данным учредителей, всего не менее 10 тысяч человек, по моим сведениям — где-то порядка 3 тысяч активных членов. В руководство «СДД» вошли Александр Бородай, бывший глава ДНР, Андрей Пинчук, экс-министр безопасности, многие из первой волны.

— Вы полагаете, это был планомерный слив?

— Нет, я предполагаю, что приказ «разобраться» был отдан, но дальнейшую его судьбу не проследили, а человек, который совершил эту кражу, был настолько нагл, что абсолютно не боялся попасться. Психология, я думаю, у него простая: если я не сделаю этого, значит, рано или поздно сделает другой. Так почему бы не заработать свои 30 сребреников именно мне?

— То есть вы знаете, кто предатель?

— Да, знаю. Его знают в ЛНР, он представляется добровольцем, но на самом деле никогда не участвовал в настоящих боевых операциях. Он обычный негодяй. К сожалению, другие методы борьбы исчерпаны, иначе мы не можем донести правду и заставить его отвечать за содеянное, иначе как публично заявить о случившемся и заставить руководство «Союза» провести внутреннее расследование, поэтому я здесь, в «МК». Чтобы началась проверка. Только так можно наказать предателя.

— Но руководство «Союза добровольцев» утверждает, что все-таки произошел взлом электронной почты. Дистанционно. И никто ничего из сейфа не крал.

— В разведке есть такое понятие, как «отвлечение на негодный объект» — когда следствие сознательно уводят в сторону от правды. В нашем случае такое отвлечение — это слухи, что кража якобы была произведена через компьютер, что кто-то из Киева взломал систему…

Вроде бы весьма убедительно, но вот только люди, которые пострадали, — многими из них анкеты были написаны лично и своей рукой. Они ничего и никуда не отсылали. Там есть реальные сведения из их паспортов, их настоящие имена. Для любых спецслужб такая информация бесценна. В Луганске и Донецке никто же свои российские документы не предъявлял, большинство ополченцев вообще были известны только под позывными.

— А зачем же эти важные сведения, раз уж их рассекретили, надо было вывешивать СБУ в открытом доступе?

— Так вывесили как раз минимальное количество. Просто показали этим, что им все известно. Для устрашения. Рассекретили, я думаю, как раз тех, кто по каким-либо причинам не представляет интереса для дальнейшей оперативной разработки.

К примеру, на этом сайте есть я. Потому что любая гнида знает, что я не пойду на сотрудничество с Украиной, что меня невозможно подкупить или шантажировать, я воевал за «русский мир».

Но есть те, кого СБУ может заставить работать на себя, — это обычные, простые люди, они являются потенциальными кандидатами на вербовку. У многих домашние не знают, где они были летом 2014-го… Легко выяснить, какой компромат есть на такого человека в Донецке или Луганске, и уже потом использовать его тем или иным образом.

Из трех тысяч бывших добровольцев уж точно найдутся те, кто согласится сотрудничать. Таких могут отправить обратно в ДНР, из них выйдет прекрасная агентурная сеть, которая станет действовать как на Украине, так и в России, для подрыва ее безопасности. Не обязательно, что из этих граждан слепят террористов или шпионов, — возможно, они станут работать простыми связниками. Привезли, передали… Какая-то их часть также может быть законсервирована до более подходящего времени. В любом случае все бывшие ополченцы сейчас находятся под угрозой. И вина в этом тех, я считаю, кто не смог защитить их персональные данные. А ведь люди им поверили…


Подписаться на нас:

Мы в Вконтаке Мы в Твиттере Мы в Фейсбуке Мы в Google+ Наша RSS лента